Skip to content

Серая Мухоловка

Когда-то майский ветерок принес на большую сосно­вую вырубку чуть ли не це­лое облако пушистых осино­вых семян, из которых, ка­жется, только одному уда­лось стать деревом и пона­чалу даже обогнать в росте молоденькие сосенки, поса­женные взамен срубленных великанов. Но год от года крепла и становилась выше ‘зеленая рать и понемногу вытесняла со своего места всех остальных: травы раз­ные, кустики ракитника и даже мох. Стала чахнуть и одинокая осина, в сердцеви­ну которой пробрался ка­кой-то гриб. Посохли и от­валились ее ветки, и осенью в мягкой древесине мертво­го ствола пестрый дятелок вырубил себе дупло. Но в одну из ночей вьюжный вихрь, промчавшись по ши­роким просекам, переломил тот ствол чуть ниже входа в дупло, и получился высо­кий пень с аккуратной ча­шей на верхнем торце.

А на пороге лета в том углублении построили гнез­до серые мухоловки. По­строили так, что, когда сам­ка села греть яйца, только по кончику серого хвости­ка, торчавшего над краем пня, можно было догадать­ся, что там сидит живая птица. Но никто, проходя мимо, не заметил этого, не остановился, не заглянул в гнездо, и пара вывела и вы­кормила в нем пятерых птенцов, не выдав места, где был? их колыбель.

Эти скромного наряда ловкие птицы хорошо из­вестны всюду — от запад­ных границ нашей страны до Забайкалья, потому что их можно встретить и в чаще нехоженого леса и во дво­рах многоэтажных домов, где может быть заасфальти­ровано все до последнего метра. Они могут гнездиться буквально всюду, где доста­точно мух или другой кры­латой мелюзги—мелких жу­ков, бабочек, комаров, слеп­ней и есть несколько де­ревьев. Однако мухоловки как-то не торопятся засесть новые места, подходящие им во всех отношениях. Так, например, прошло более ше­стидесяти лет со времени посадки лесных полос в Ка­менной степи, прежде чем там загнездилась первая па­ра серых мухоловок, хотя они ежегодно пролетали здесь весной и осенью, а от Шиповой Дубравы, где этих птиц  достаточно, до Камен- ностепного оазиса всего два­дцать пять  километров.

Отношение к человеку у серых мухоловок везде оди­наковое:   они из тех немно­гих птиц, чью жизнь можно наблюдать вблизи,  в любой обстановке, не опасаясь по­мешав им даже чрезмер­ным любопытством.

Жизнь возле человека, да еще в центре большого го­рода, избавляет маленьких птиц от многих неприятно­стей, которые ожидают их в лесу, где белка, дятел, сова или ворона в любой час мо­гут не по-соседски заглянуть в гнездо и обездолить мухо­ловок. Там же нередко ро­ковой гостьей бывает и ку­кушка (правда, мухоловкам бывает достаточно одного раза, чтобы запомнить, кого они вырастят после ее визи­та, и в другой раз они не станут насиживать яйцо, из которого вылупится убийца их детей. Они просто по­строят неподалеку новое гнездо, а в кукушечьем яйце жизнь угаснет от ночной прохлады, дождей и солн­ца ). А в городском дворе семья мухоловок и кормом зачастую обеспечена луч­ше, чем на лесной опушке или поляне.

Гнездо на пеньке — лишь один из вариантов. Малень­кая  в полкирпича ниша в стене здания или такого же размера пещерка в скальном обрыве одинаково годны для сооружения гнезда. В селах и на лесных кордонах для них всегда находятся свободные, еще крепкие по­стройки ласточек-касаток. В дачных поселках они часто устраиваются за оконными наличниками, на каких-ни­будь полочках, под скатами крыш, на жестяных фона­рях. В лесах, садах и скве­рах гнезда серых мухоло­вок можно обнаружить в развилках и расщепах ство­лов и на толстых горизон­тальных ветвях, за отстав­шей корой на мертвых де­ревьях и в широких полу­дуплах, на ветровальных выворотнях и в дровяных шта­белях.

Пара совместно подыски­вает подходящее для гнезда место, быстро осматривая все пригодные уголки на своем участке. Перелетая от одного к другому, птицы как бы советуются друг с другом, хотя окончательное решение принимает самка. Чем определяется выбор, на чем остановятся мухоловки, предполагать можно, уга­дать нельзя. В одном случае они могут построиться с комфортом, в другом — абы как. Одна и та» же семья мо­жет сложить гнездо для первого выводка в таком уютном укрытии, что на не­го не упадет ни капли гро­зового ливня, за весь день ни разу не заглянет солнце, не найдут его хищники. А для вторых птенцов те же птицы совьют новую колы­бель, в которую с утра до вечера будет светить паля­щее солнце, которая будет намокать от самого пустяко­вого дождичка, которую сразу же найдет сорока. На постройку идет любой пригодный материал: су­хие травинки, мох, лы­ко, шерсть, перья, нитки, вата, обрывки бумаги — все, что можно собрать побли­зости.

Насиживает только самка, а самец в эти дни патрули­рует территорию, задираясь не только с сородичами-соседями, но и с другими мел­кими птицами, оказавшими­ся неподалеку от его гнезда. Иногда он подкармливает наседку, принося ей муху или небольшую бабочку. Но один может проявлять ту заботу почти регулярно и как обязанность, другой — от случая к случаю, и тогда самка, оставляя на несколь­ко минут яйца, охотится поблизости сама. Зато с по­явлением птенцов поведе­ние даже самых «беспечных» самцов сразу меняет­ся, я они ловят добычу в любую погоду с рассвета до сумерек.

Птенцы серых мухоловок могут стать охотниками уже на второй-третий день после того, как покинут гнездо. Конечно, у них еще нет той изящной ловкости, как у взрослых птиц, но прокор­мить себя они могут вполне. Если у пары будет второй выводок, то с первым она расстается быстро. Но когда впереди нет уже никаких гнездовых забот, родители долго и охотно кормят мо­лодняк и после вылета из гнезда, ловят для них насе­комых, даже когда все сы­ты и никто не просит есть.

Серые мухоловки и птен­цов подкармливают ягодным кормом и охочи до него са­ми. Перед выл&гом из гнез­да птенцы первого выводка по нескольку раз на день получают красную бузину, поспевающую черемуху, ир­гу, лесную землянику. Вто­рым птенцам достается уже переспевшая черемуха, смо­родина, несъедобные для нас ягоды гадючьего пасле­на. А перед отлетом мухо­ловки вместе с другой насе­комоядной птицей обирают кусты черной бумны. Со­зревание ее ягод  отмечает начало фенологической осе­ни. Для птиц они не просто лакомство, а сладкий корм. Мухоловка берет ягодку по-особому. Подобно колибри, трепеща крылышками, по­висает она перед смоляной кистью, выбрав ягоду, акку­ратно срывает ее и, сев на ветку, проглатывает.

При широкой и давней известности серой мухолов­ки она во многом остается для нас птицей-загадкой. Даже при первом весеннем знакомстве с токующим самцом каждый может с уве­ренностью сказать, что это не певец, и будет прав. Не­громкое посвистывание и поскрипывание  складывают­ся в неразборчивое н небла­гозвучное щебетание, кото­рое трудно принять за пес­ню, даже сравнивая его с чиканьем дубоноса. И если с того места, где сидит му­холовка, услышать другие звуки, то их скорее можно истолковать как присутствие рядом еще кого-то, нежели поверить в то, что это поет мухоловка. Простенькая, ча­сто повторяющаяся мелодия из приятных звуков, то ли собственных, то ли заимст­вованных. Может быть, сре­ди серых мухоловок дейст­вительно есть одаренные пе­ресмешники, а может, эта способность проявляется с возрастом. К сожалению, та­кие случаи столь редки, что надеяться на повторную удачу нельзя. У «лесных» мухо­ловок, живущих в богатом певческом окружении, такая песня всегда будет замаски­рована голосами славок, дроздов, горихвосток, овся­нок, зарянок … У «город­ских» же часто не бывает иных соседей, кроме воробь­ев, поэтому очень редко, раз в несколько лет, удается ус­лышать от них приятную в нежную песенку, удивитель­но гармонирующую с ка­ким-то задумчивым выраже­нием их черных глаз.

от друзей :  Персонаж известного мультфильма scooby doo знаком всем мальчикам и девочкам ,а также любим взрослыми.

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.