Skip to content

САМОЕ БОЛЬШОЕ ОСКОРБЛЕНИЕ

САМОЕ БОЛЬШОЕ ОСКОРБЛЕНИЕ

Не знаю точно, было это или нет, но рассказывали мне, будто к Константину Георгиевичу Паустовскому, который был большим любителем рыбалки, заявился как-то один читатель и повел с ним такой разговор:

—    Знаете, Константин Георгиевич, я давно и внима­тельно слежу за вашим творчеством, прочитал, можно сказать, все, что вы написали и напечатали. И во многом разочаровался. Ну, скажем, ваши повести «Кара-Бугаз» и «Колхида» показались мне такими слабыми, розовыми. В них какая-то слащавая романтика…

Константин Георгиевич, человек очень сдержанный и интеллигентный, ответил ему очень мягко:

—     Конечно, конечно, это может быть. Ведь эти повес­ти у меня ранние, естественно, что и написаны они не­сколько облегченно.

Посетитель пошел дальше:

—      Но ведь и ваши биографические вещи и «Орест Кип­ренский» и «Тарас Шевченко» не отличаются глубиной. Видимо, вы недостаточно профессионально знаете работу живописцев. Там есть такие факты, которые очень сомни­тельны…

Константин Георгиевич и это перенес достаточно спо­койно:

—     Возможно, и там у меня были какие-то упущения…

Посетитель продолжал:

—      Даже ваши автобиографические произведения, ска­жем «Повесть о жизни», страдают описательностью. Вы просто констатируете какие-то факты, события, не рас­крывая, по сути дела, их смысла, их значения…

Паустовский и к этим замечаниям отнесся без возму­щения:

Мне известны другие оценки этих вещей… Но если вы считаете так, я прислушаюсь и к вашему мнению… Посетитель не унимался, шел все дальше и дальше: — Прочитал я и ваши сборники рассказов. Особенно остановился на «Золотом лине»… Я сам рыболов с большим стажем, хорошо знаком с повадками наших рыб. И в этих рассказах я нашел столько неточностей и в описании рыб, и в поведении их, й в ловле. Я убедился в том, что и рыбо­лов вы — никакой!..

Константину Георгиевичу стало дурно. Он несколько дней не мог прийти в себя…

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.