Skip to content

ОДИН ДЕНЬ НА ЯЛМЕ-РЕКЕ

ОДИН ДЕНЬ НА ЯЛМЕ-РЕКЕ

Мне много раз расхваливали реку Ялму, — мол, она и красивая, и рыбная. В ней много язя и щуки.

И в один прекрасный день я попал на нее.

Она действительно очень красивая, течет неподалеку от Спас-Клепиков из озера в озеро между холмов и пе­релесков, заросших малинником и орешником.

Я надул резиновую лодку и выехал на ее плес. Долго крутился около камышей — все пытался поймать живца. Но безуспешно. Выезжал на глубинку. Снова удача не приходила ко мне.

Так я проплыл по ней с километр. И тут столкнулся с двумя рыбаками, которые стояли на лодках посредине русла. Как потом оказалось, они опустили в реку огром­ный пень с корнями, высыпали возле него ведро с горохом и таскали язей одного за другим.

Были эти рыбачки подвыпившими и кричали на всю реку. Они встали метров за тридцать от брошенного ими в воду пня и пускали впроводку снасть. Только она под­ходила к пню, следовала жадная и верная поклевка. На горох.

Иногда язи сходили с крючка или обрывали леску. Тогда на всю реку слышались истошный крик и брань:

— У, эта проклятая баба с пустыми ведрами!.. Это все из-за нее!..

И над водой летели десятки бранных слов.

Оказывается, когда эти рыбачки ехали сюда на мото­цикле, дорогу им перешла женщина с пустыми ведрами. Вот они и сваливали теперь на нее все свои неудачи.

Между тем в их лодках было десятка по два хороших язей.

Сколько я ни крутился вокруг них, у меня рыба совсем не брала. Я насаживал и червя, и пареную пшеницу, и опарыша, и геркулес — все было бесполезно.

Я обратился к рыбакам:

—     Ребята, не дадите ли мне хоть десяток горошин?

На что получил ответ:

—     Нам самим не хватит!..

Между тем они вытаскивали язя за язем.

Наконец-то я поймал маленького подъязка. И тут же поставил его на щуколовку. Поводок пропустил под жабру и двойник пустил вперед.

Сразу же после первого заброса последовала решитель­ная поклевка. Я подсек немедля и вывел приличную щуку. При этом мне повезло: щука попалась на двойник за губу, а сам подъязок отлетел по леске к поплавку. Он был еще жив, и я, поправив его, сделал новый заброс. Тотчас же последовала новая поклевка.

На этот раз щука успела заглотить живца. И я снова оказался в беспомощном положении. Мелочь не ловилась, и крупная рыба на мои насадки не хотела брать. Я так и уехал с очаровательной Ялмы, не поймав ни одного язя.

А над рекой то и дело слышались могучие всплески — это бились на удочках подвыпивших рыбаков пойманные язи, а потом набор отменных ругательств, которые об­рамляли слова, объясняющие причину брани:

—     У, эта проклятая баба с пустыми ведрами!..

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.