Skip to content

КАРАСЬ — КАПРИЗНОЕ ЖИВОТНОЕ

КАРАСЬ — КАПРИЗНОЕ ЖИВОТНОЕ

Километрах в сорока от Калинина, совсем неподалеку от поселка Новая Орша, есть множество прудов, обра­зовавшихся в карьерах, где добывали когда-то щебенку и камень. Условия для рыбы там хорошие, в каждом пруду бьют многочисленные ключи, есть глубины и мели, есть водоросли, и она развелась там довольно быстро. Водятся в этих прудах и щука, и окунь, и плотва, и голец, и верховка, и линь. Но больше всего в них карася.

Да другая рыба здесь почти и не берет. За несколько лет я поймал случайно всего пару плотвичек да окуней. Ни червя, ни живца они почти не трогают. А вот карась, которого здесь множество, берет, как правило, хорошо, но очень по-разному. И предвидеть его клев почти невоз­можно.

Пруды эти расположены рядом друг с другом, между ними перемычки в десять-двадцать метров. Кажется — близко, а клев совершенно разный. Золотой карась в пру­дах почти не ловится. Очень редко попадается, и только мелкий. А белый берет с последних дней апреля до самых заморозков.

В мае начинает клевать в самом большом, самом ста­ром и самом заросшем пруду крупный карась. Берет на прогретых местах, на мели, в зарослях. И глубина-то там полметра, а такие экземпляры попадаются — по килограмму и даже по два. Я сам вылавливал там за утро по пять-семь карасей и каждый весил от пятисот граммов до килограмма. Рыбак, сидевший от меня в нескольких метрах, при мне выловил несколько полуторакилограммовых карасей, а два сломали у него удочки и ушли…

Мелкий карась в этом пруду совсем не берет, как будто его и нет. Меньше двухсот граммов не попадается…

Параллельно ему за двадцатиметровой перемычкой находится второй пруд, примерно такой же по размерам, но более молодой и более глубокий. Он и зарос меньше первого.

В нем есть та же рыба, что и в первом. Есть и крупный карась, но попадается он крайне редко. В основном не­сколько лет подряд шел карась-стограммовка, не больше ладони. А прошлым летом еще мельче — почти исключи­тельно в пол-ладони.

На сотню попадался один с ладонь.

Мой товарищ Гена Касмынин выловил, правда, на се­редине пруда на резинку три-четыре карася граммов по триста. Вот и все.

За этим прудом, который имеет удлиненную форму (размер его 250—300 на 80—100 метров), есть совсем маленький пруд почти круглой формы, диаметром метров тридцать. Но очень глубокий (метров пять!).

В нем и весной и летом карась совсем не ловится. Зато с наступлением осени и похолодания на самой сере­дине — и то в одном лишь месте — ловится карась с ладонь.

У этого маленького пруда, ловя карасей осенью, я провожал улетающих журавлей. Клин за клином, грустно курлыча, улетали они на юг, унося с собой погожие теплые дни и последние летние рыбалки…

Все три пруда эти находятся на расстоянии двадцати метров друг от друга. Но привычки у карасей, населяющих их, совершенно разные.

Один местный рыбак сказал мне как-то: «Карась — капризное животное».

И это очень верно.

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.