Skip to content

На Волге

На Волге к концу зимы плотины сбрасывают воду, и в Медведице и ее притоках — в Боровике, в Большой и Малой Пудице — вода падает на несколько метров.

Тогда в Медведице, где летом с трудом можно наловить на уху мелких окунишек, начинает хорошо брать крупный окунь. Он уходит из речек и сбивается в русле Медведицы большими стаями, становится жадным и неразборчивым. Летом-то его и на крупного выползка не уломаешь взять. А тут он на крошку-мотыля берет безотказно.

Просверлив несколько лунок на плесе, где Медведица сливается с Большой Пудицей, мы с Володей вылавливали в каждой по десять-двадцать красавцев…

Заплыл я в заливчик и забросил щуколовку, насадив на нее крошечного ерша — побольше мне никак не удалось поймать…

Почти мгновенно кто-то резко потянул леску, поплавок скрылся под водой. Я подсек и почувствовал большую рыбу. После двух-трех рывков я подтащил ее к лодке и увидел, что вывожу крупного окуня, горбыля, как зовут его рыбаки.

Ерша уже было не видно, и я подумал, что окунь его совсем заглотил. Поэтому я смело, даже не прибегая к помощи подсачека, выкинул его в лодку. Ударившись о дно лодки, окунь разинул рот, и из него свободно выскочил малютка ерш вместе с тройником.

Окунь просто не отпускал его, не открывал рта, иначе он не попался бы…

Это — жадность?

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.