Skip to content

Извилистый угорь

Извилистый угорь

Этих мест я совсем не знал. И, проходя на рассвете по поселку, спросил у первого встречного:

— А где тут река?

— Швентойи?.. А вот идите по этой улице, никуда не сворачивая, и выйдете прямо к подвесному мосту над ней…

Действительно, через несколько минут я увидел стальные канаты подвесного моста, широкий изгиб реки на ярко-зеленой луговине.

И поселок и река носят здесь одно название — Швентойи, что в переводе с литовского означает Святая.

Река здесь была широкой и глубокой: когда я, надев червя, закинул удочку за кувшинками, почти у самого берега, глубина оказалась не меньше двух метров.

Я подождал несколько минут. Место по всему вроде бы хорошее, но поклевок не было. Огромная зеленая стрекоза, усевшаяся на мой пенопластовый красный поплавок, беззаботно чистила лапки — ничего ее не тревожило…

Я решил забросить вторую удочку — попробовать ловить на тесто. Провозился с ней, оглянулся, а поплавка моего нет, лишь стрекоза планирует над местом своего бывшего пристанища.

Я бросился к берегу, схватил удилище. Но попавшаяся рыбешка успела запутать леску вокруг водорослей.

«Наверное, окунь, — подумал я. — Это они, попавшись на крючок, имеют обыкновение бросаться в траву или в кусты…»

С большим трудом вместе с водорослями я подтянул к берегу свою добычу. И тут увидел совершенно неожиданное.

Угорь! И немалый!..

До этого случая мне ни разу не удавалось поймать угря. Он змееподобно извивался на траве, пытаясь прорваться к воде, а я не знал, что мне делать. Я отбрасывал

его от воды ногой, все боялся взять его в руки. Он глубоко заглотил крючок с червем. И мне в конце концов пришлось отрезать его вместе с поводком.

Я бросил угря в мешок, привязал новый поводок с крючком, насадил на обе удочки червей и замер. Но, сколько, я ни ждал, поклевок больше не было. Мне-то подумалось, что если я с первого заброса поймал угря, значит, их здесь полно. И я буду ловить их постоянно… Но больше удача ко мне не пришла.

Придя домой, я положил угря в холодильник. Там он пролежал целый день без воды. А когда я открыл холодильник, угорь еще был жив — то свивался в кольца, то распрямлялся.

Моя жена сказала:

— Что ж его мучить! Отрежь ему голову, все равно он умрет… Не тяни…

Я это сделал. И все его тело разрезал на несколько частей. Каково было мое удивление, когда через несколько часов, открыв холодильник, я увидел его живые глаза, глядящие на меня, и сжимающиеся и разжимающиеся жабры. Мало того, каждый сегмент его тела продолжал двигаться.

Мне стало не по себе…

…Потом много раз в течение нескольких лет я приезжал в эти места, но больше поймать угря мне не удалось.

 

Написать отзыв

Вы должны войти, чтобы оставить комментарий.